Источник: РБК 11.09.2020

Трасты — одно из главных достижений правовой системы Англии. Основные их преимущества — защищенность активов, решение вопроса наследования, конфиденциальность владения. В этой статье отвечу на четыре ключевых вопроса предпринимателей, связанных с трастами

Из истории английского права

Трасты называют символом английского права не просто так. В основе этого механизма заложено главное отличие от привычной нам концепции права собственности, которая включает три элемента — владение, пользование и распоряжение. В английском праве все немного иначе. Есть два вида прав: юридические и экономические. Они могут принадлежать разным лицам.

Поэтому основная идея траста такова: первоначальный владелец (учредитель) передает имущество новому владельцу (доверительному собственнику), а правом на доход от имущества наделяется бенефициар. При этом бенефициаром может быть как сам учредитель, так и назначенное им третье лицо. Учредитель и доверительный собственник подписывают трастовое соглашение. В нем устанавливаются:
  • воля учредителя передать имущество в траст;
  • основные обязанности доверительного собственника;
  • степень контроля учредителя или иных лиц за действиями доверительного собственника;
  • состав передаваемого имущества.
  • Именно трастовое соглашение в случае споров изучает суд.
По степени контроля за действиями доверительного собственника трасты делятся на два вида.

  1. Безотзывные— доверительный собственник вправе управлять имуществом такого траста так, как посчитает нужным, но с учетом условий трастового соглашения. Это значит, что учредитель, бенефициары и иные лица не могут повлиять на его решения. Если они попытаются это сделать, траст может быть признан недействительным.
  2. Отзывные— учредители траста сохраняют за собой право в любое время изменить условия соглашения, то есть распорядиться о возврате или передаче имущества другим лицам, дать инструкцию заключить сделку по продаже или покупке какого-либо актива. Отзывные трасты не подходят для решения задачи по защите актива, но могут быть использованы как альтернатива завещанию при решении наследственного вопроса.
Доверительными собственниками выступают профессиональные управляющие компании с лицензией, которая выдается местным регулятором. Информация о выданных лицензиях доступна на официальных интернет-порталах регулирующих органов:
  • остров Мэн;
  • Британские Виргинские острова;
  • остров Гернси;
  • Кипр;
  • Лихтенштейн.
Доверительный собственник отвечает за сохранность имущества траста и может быть привлечен к ответственности за его потерю или повреждение.

Учредитель может передать в траст любое имущество: дома, квартиры, земельные участки, яхты, самолеты, денежные сбережения на банковских, брокерских и инвестиционных счетах, ценные бумаги, предметы роскоши, корпоративные права, а также другую собственность.

1. Стоит ли использовать траст для защиты от требований кредиторов?

В российской бизнес-среде популярно убеждение, что трасты помогают защитить имущество от требований кредиторов. Это убеждение, как правило, верно. Траст получает юридический титул на имущество учредителя и формально не отвечает по требованиям третьих лиц. Но есть случаи, когда «юридическая личность» траста ставится под сомнение и рассматривается как личный актив учредителя. Кредиторы могут «атаковать» траст, потребовав признать его притворным.

Признание траста притворным

Признаком притворности служит ситуация, когда стороны траста стремятся создать у третьих лиц или суда видимость возникновения прав и обязанностей, отличных от существующих в действительности.

Например, суд может посчитать траст фиктивным, если доверительный собственник согласовывает свои действия с учредителем, то есть учредитель фактически контролирует свое имущество.

Об «иллюзорности» траста можно говорить и в случаях, когда за фигурой доверительного собственника стоит другое лицо. Так, Сергей Пугачев, экс-глава Межпромбанка, передал имущество в траст, но оставил за собой широкие полномочия его протектора. Он в любой момент мог вернуть себе контроль над активами. Высокий суд Англии посчитал, что этот факт свидетельствует о притворном характере структуры траста.

Если суд признает траст притворным, то кредиторы могут обратить взыскание на его имущество.

Обман кредиторов

Суд также может отозвать имущество из траста, созданного для обмана кредиторов. Например, если учредитель передал имущество в траст уже после того, как в отношении него начался процесс по делу о банкротстве.

Имущество учредителя должно быть свободно от каких-либо притязаний со стороны третьих лиц в тот момент, когда он передает его в траст. Только тогда передача будет признана законной. В противном случае при отсутствии у учредителя иных средств для закрытия задолженности суд страны, где учрежден траст, признает его недействительным.

Как трасты уберегли активы Фархада Ахмедова

Одним из недавних примеров успешной защиты активов с помощью трастовых структур служит крупнейший в Великобритании бракоразводный процесс по иску экс-супруги российского миллиардера Фархада Ахмедова. В декабре 2016 года Высокий суд Англии присудил Татьяне Ахмедовой денежную компенсацию за продажу доли в «Нортгазе» в размере £453 млн (на тот момент $582,65 млн).

Английский суд установил, что активы Ахмедова были «упакованы» в цепочку офшоров, акции которых принадлежали бермудскому дискреционному трасту. Учредителем, протектором и бенефициаром траста выступал сам Ахмедов. Суд посчитал, что такая владельческая структура создана для того, чтобы ввести в заблуждение кредиторов.

Бизнесмен отказался выплачивать бывшей супруге денежную сумму, ссылаясь на несправедливость и предвзятость решения Английского суда.

Последние несколько лет Татьяна Ахмедова пыталась получить причитающуюся ей сумму. Например, она обратилась с исками к трастам в Лихтенштейне, где, по ее предположению, могут находиться другие активы экс-супруга. Однако доверительные собственники заявили, что не собираются исполнять решение Английского суда. По их убеждению, оно противоречит законодательству Лихтенштейна.

По самым скромным оценкам, стоимость трастовой структуры, построенной Ахмедовым, составляет не менее $500 тыс. Но как показывает ход дела, она оправдывает свой высокий ценник и позволяет эффективно решить задачу по защите активов от требований кредиторов.

2. Можно ли передать в траст имущество, находящееся в России?

Надо признать, что в современной российской юридической действительности трасты получили неоднозначную квалификацию. С началом эпохи глобальной деофшоризации в российское налоговое законодательство было введено понятие «иностранная структура без образования юридического лица». Оно включает в себя, в частности, фонды, партнерства, трасты и иные формы, суть которых сводится к деятельности, направленной на извлечение дохода в интересах бенефициаров.

Однако с гражданско-правовой точки зрения трасты до сих пор находятся вне российской юридической плоскости. Высшие суды в России никогда не рассматривали вопрос признания траста. Именно эта правовая неопределенность ставит под сомнение возможность защиты российских активов от требований кредиторов.

Например, российское право применяется к договорам в отношении земельных участков, участков недр и иной недвижимости, находящейся в РФ. Тем временем трастовое соглашение регулируется правом страны учреждения траста. Таким образом, закрепить за трастом право собственности на российскую недвижимость не представляется возможным. Вместо этого собственники зачастую прибегают к механизмам косвенной передачи имущества: недвижимость оформляется на офшорную компанию, акции которой затем вносятся в траст.

Российский банк может отказать в валютном переводе на счет доверительного собственника траста, ссылаясь на наличие признаков сомнительной операции. Одним из таких признаков служит запутанный или необычный характер сделки, не имеющий очевидного экономического смысла или очевидной законной цели. Поэтому учредители переводят денежные средства в трасты через свои зарубежные счета.

3. Возможно ли конфиденциально владеть имуществом в трасте?

Последние несколько лет в юрисдикциях общего права существует тенденция раскрытия информации о бенефициарном владении имуществом. Требования соответствующей пятой «антиотмывочной» директивы ЕС (далее — пятая директива) уже действуют на Кипре, Мальте, в Ирландии, Австрии, Люксембурге, Нидерландах и других европейских юрисдикциях.

Кроме того, после принятия регламента № 1511 от 19.12.2019 требование о раскрытии бенефициаров распространяется и на большинство трастов, зарегистрированных на территории Великобритании. Исключение составляют пенсионные и благотворительные трасты, для которых предусмотрен особый порядок раскрытия информации.

Одно из основных положений пятой директивы — увеличение прозрачности в сфере трастов. Во многих странах создаются централизованные реестры. В них содержится информация об учредителях, доверительных собственниках, бенефициарах, протекторах или любых других лицах, фактически контролирующих трасты.

Важный вопрос: могут ли третьи лица получить информацию из реестра бенефициаров? На практике, если физическое или юридическое лицо хочет получить информацию, оно обязано предоставить в местный регулятор подтверждение наличия подозрений в отмывании денежных средств или финансировании терроризма. При этом регулятор может отказаться предоставить ему информацию, если это нарушает права и законные интересы выгодоприобретателей траста.

В настоящее время новеллы европейского налогового и «антиотмывочного» законодательства активно имплементируют офшорные страны — Британские Виргинские острова, остров Гернси, остров Мэн, Белиз, Бермуды, Сейшелы, Маршаллы и др. Поэтому, на мой взгляд, появление реестров трастов в офшорах — вопрос ближайших нескольких лет.

4. Почему трасты эффективнее всего решают проблему передачи бизнеса по наследству?

Трасты считаются более эффективным способом передачи активов по наследству, чем завещание и наследование по закону, по ряду причин. Во-первых, завещание исполняется уже после смерти наследодателя. Трасты же могут создаваться при жизни учредителя, что позволяет начать процесс безопасной передачи активов заблаговременно.

Например, по российским законам не менее половины доли имущества наследодателя независимо от содержания завещания принадлежит его несовершеннолетним или нетрудоспособным детям, нетрудоспособным супругам или родителям. На трасты же не распространяются требования наследственного права, а имущество в них распределяется на основании трастового соглашения.

Российская альтернатива трастам

В 2018 году российский законодатель создал наследственные фонды — механизм, задуманный как российский конкурент трастов. Особой популярности в России они так и не получили. Основные проблемы — отсутствие гибкости правового регулирования и недостаток инфраструктуры с профессиональными управляющими.

Ключевой фактор, определяющий выбор в пользу зарубежных трастовых структур, заложен в подсознательном желании российского предпринимателя защитить актив и обеспечить его законную передачу в будущем. Зарубежная трастовая инфраструктура позволяет решить эту задачу. Помимо этого она, в отличие от российского правового инструментария, имеет богатый опыт и хорошую репутацию.

Таким образом, трасты на сегодняшний день могут быть эффективным инструментом для сохранения активов или организации их наследственной передачи. Недостаток в виде высокой стоимости для отстройки подобных структур компенсируется их реальной эффективностью. Попытка введения института наследственного фонда в России, который по сути выступает российской альтернативой траста, подтверждает интерес законодателя к подобным механизмам. Но говорить о реальной замене траста пока не приходится.