main.jpg



Межгосударственные договоры больше не работают. Во всем виноват «Сабстенс»

На сегодняшний день, между Российской Федерацией (далее РФ) и различными государствами подписано более 80 соглашений об избежании двойного налогообложения. Все они, в той или иной мере, направлены на то, чтобы облегчить налоговый режим для хозяйствующих субъектов, работающих с иностранным партнером из соответствующего государства. Как правило, в данных договорах указывается особый порядок налогообложения исходящих дивидендов, процентов и роялти, по льготной ставке. Классической схемой налоговой оптимизации для российских компаний, было сотрудничество с «правильной» юрисдикцией, в которую можно было отправлять средства по лучшей ставке, вплоть до нулевой. Хрестоматийной стала связка РФ – Кипр – Офшор, по которой  дивиденды из РФ отправлялись с удержанием всего лишь 5% налога в РФ, а дальше уже шли в офшор без каких-либо налоговых потерь. Для реализации этой схемы достаточно было заказать на Кипре формальный документ – сертификат налогового резидентства.. Издержки на обслуживание такой иностранной структуры с лихвой компенсировались налоговой экономией, ведь стандартные дивиденды, исходящие из РФ в пользу иностранной компании, подлежали налогообложению по ставке 15%, соответственно только на первом плече можно было сэкономить 10% от суммы дивидендов, и это не считая отсутствия налогообложения на Кипре и далее в Офшоре. Данная схема отлично работала для транзитных компаний с номинальными директорами и массовым адресом, не говоря уже о реальном бизнесе, который даже не подвергался сомнению.  Однако, с появлением концепции фактического получателя дохода, все эти возможность резко сократились.

Минфин подробно излагал в своих письмах критерии определения фактического получателя дохода, а также положительные и отрицательные признаки компании для данной оценки (письмо от 27.03.2015 N 03-08-05/16994, например). Суть концепции сводится к тому, что претендовать на льготные налоговые ставки, может только реальный бизнес – компания с уникальным адресом, директором, арендой офиса, сотрудниками в штате и активной деятельностью, частью которого может выступать пассивный доходы из РФ.

На волне активной политики Деофшоризации и расширения международного сотрудничества, данная концепция быстро реализовалась на деле, и арбитражные суды стали активно поддерживать инициативу налоговиков по доначислению налогов, в связи с неправильным использованием норм межгосударственных соглашений с льготными налоговыми ставками. Одним из первых громких дел такой категории, стало нашумевшее «дело Орифлейм» ((№ А40-138879/14)). Причем, информацию о тех или иных иностранных структурах, предоставляли налоговые органы соответствующих стран, хотя в бизнес среде было распространено мнение, что в свете санкций, повсеместной русофобии и банальной бюрократии «никто никогда не узнает». Оказалось, что иностранные партнеры готовы сотрудничать и оперативно предоставлять информацию, а российские налоговые и судебные органы могут вполне успешно написать запросы на английском языке и даже проанализировать английскую судебную практику, в отношении стороны по делу, как например в деле «шахта «Полосухинская» (№А27-27287/2016 от 27.12.2017).

Это дело еще и любопытно тем, что иностранная компания, получавшая дивиденды из РФ по льготной налоговой ставке, частично создала условия для признания её фактическим получателем дохода, однако суд подошел к оценке этих условий не формально, а проанализировал, какие решения принимались руководством компании и соответствует ли это признакам фактической деятельности.

Конец 2017 года ознаменовался активной работой в сфере международного инфообмена.  Госдума приняла соответствующий закон, расширился список стран, подписавших с РФ двусторонние договоры об автоматическом инфообмене и в рамках ОЭСР, сформировался перечень стран, с которыми РФ будет обмениваться информацией по утвержденным стандартам уже с сентября 2018 года. Российский бизнес вступил в 2018й год, под лозунгом «или Сабстенс или налогообложение по полной».

Термином «Сабстенс» (от анг.Substance — содержание) обозначается перечень услуг по имплементации реального резидентного бизнеса за рубежом.  Время массовых адресов, телефона с автоответчиком и одного директора на сотни компаний, уходит безвозвратно. Полноценная компания, как и в РФ, должна иметь ряд уникальных характеристик, которые автоматически, без всяких прочих выдуманных шагов, характеризует её, как фактического получателя дохода из РФ. К таким критериям относятся:

— уникальный акционер\бенефициар, который имеет опыт работы в заявленной сфере, обладает личным благосостоянием и может это все документально доказать;
— уникальный директор с сопоставимым резюме и правдоподобной зарплатой, той же резидентности, что и компания;
— рабочий сайт, и-мейл, телефон, на который в рабочее время может ответить секретарь, со знанием дела;
— договор аренды офиса в специализированном офисном центре, с соответствующими хозяйственными отчислениями;
— счет в местном банке, открытом директором или собственником на основании личного интервью с менеджером;
— штатные сотрудники, со всеми необходимыми социальными отчислениями.

Кроме того, компания должна вести реальную деятельность, в рамках заявленного бизнеса, что будет подтверждено контрактами, банковскими выписками и отражено в бухгалтерской документации.

Очевидно, что такого рода компания потребует  больших расходов на содержание, нежели стандартные ежегодные секретарские платежи за полный номинальный сервис. Однако, это позволит вести реальный бизнес максимально прозрачно. Возможно, это даже стимулирует предпринимателей вести полноценный бизнес заграницей, а не пользоваться транзитными схемами. Такого рода корпоративная эволюция вынудит уйти из игры «серых» игроков и поспособствует развитию открытого, активного бизнеса, который будет вынужден прогрессировать и конкурировать, чтобы налоговая оптимизация была не самоцелью, а поощрением.